Istanbul Celik Konstruksiyon ve celik cati hizmetleri icin dogru yerdesiniz. Hemen sitemizi ziyaret ediniz. istanbul celik cati tiklayin.
Аккаунт
О нас Люди Власть
Компании Группы Форумы Блоги Статьи Помощь Трибуна
  •  
 
 
Статьи
15.03.2015 15:59    Комментарии: 0    Категории: Общество      Теги: маннергейм  история  

Предисловие


Как известно, спор о роли личности в истории имеет довольно глубокие корни во «времени и пространстве. Сколько времени существует историческая наука, столько времени и ведется этот спор.  И каждый раз   «гирьки» «весов правосудия» склоняются  то на одну, то на другую сторону. Список  имен  огромен,  стоит назвать несколько из них: Наполеон Бонапарт и Карл Маркс из века XIX,  из века XX – «Адольф Элоизович», в просторечии  Гитлер, Владимир Ильич,  он же Ульянов - Ленин, и,  наконец,   Густав Карлович….


Личность героя данной статьи, конечно, несколько мелковата во всемирно-историческом масштабе, однако имеет прямое отношение к столь любимой автором теме российско-скандинавских отношений. Густавом Карловичем называли Карла Густава Эмиля Маннергейма его сослуживцы по российской императорской армии. Именно в ней служил потомок голландской,  по последним финским исследованиям, немецкой,   семьи Маннергеймов,  приглашенной в XVII в. в Шведское королевство, часть которого в начале XIX в. стала Великим княжеством Финляндским в составе Российской империи,  причем способствовал этому его дед в 18 в., став членом т.н. «аньяльской группы»,  призывавшей императрицу Екатерину II принять Финляндию в состав Империи, а потом в  ХХ в. независимой Финляндской  Республикой.  Являясь, вероятно, самым известным гражданином этой страны, К.Г. Маннергейм достиг на «финляндской службе» всего чего только мог бы пожелать человек, разве что только богом он не стал: был он маршалом и единственным всемирно известным финским полководцем. На закате жизни он был избран  президентом Финляндии…


О личности К.Г. Маннергейма написано огромное количество литературы, как научной, так и «художественно-легендарной»,  поэтому совершить научное открытие в отношении его довольно трудно, но все же можно попытаться… Можно встретить полное разнообразие оценок его личности: от самой негативной, до  такой,  в которой он представляется чуть ли не «рыцарем на белом коне». С одной стороны – «прислужник Николая II  Кровавого», «предводитель «белофиннов», «лахтарь-мясник»», «щюцкоровец-фашист» по терминологий «красных», союзник Гитлера во Второй мировой войне («войне-продолжении» по финской терминологии). С другой – он вроде как отдает т.н. «стоп-приказ» своим войскам в 1941 г, после достижения  «границы 1939 г.», и  запрещает бомбить и обстреливать «город своей молодости» Петербург. А с третьей, именно Маннергейм постоянно советовал  своему правительству не идти на конфликт с СССР в  конце 1930-ых гг., уступить  часть территорий,  и  именно он стал президентом  в 1944 г.,  после выхода из Второй мировой войны Финляндии, как фигура устроившая всех. Налицо прямая аналогия с тем периодом российской истории, когда на трон всходила династия Романовых.


По  выражению его биографа,  эстонского автора Х. Вяйну, был он «многоликим». Действительно он был очень «разным». Человек, родившийся в середине XIX в.(4.06. 1867 г.), умерший в середине ХХ века(27.01.1951 г.), аристократ - монархист «до мозга костей», «человек петербургско-балтийской культуры», «финский швед», с трудом говоривший по-фински,  большую часть  своей жизни проведший в Российской Империи, единственный раз в жизни женившийся, но заведший много поклонниц, считавшийся сторонником «германской ориентации»,  лично никогда не любивший немцев, дважды становился главой первоначально нарождавшегося, а потом укреплявшегося демократического финского государства, трижды воевавший со своей «второй родиной», дважды проигравший эти войны, но сохранивший независимость своей «первой» родины…


Жизнь Маннергейма можно разделить на два неравномерных временных периода - жизнь и служба в Российской Империи и «финский» период. Нас, конечно, будет интересовать именно второй. Но для начала штрихи биографии  «нашего героя». Описание её вкратце представляется довольно сложным, поскольку биография  у него богатая.


Родился в 1867 г. в поместье Лоухисаари недалеко от Турку(Обу) в семье барона Карла Роберта Маннергейма и графини Хедвиги фон Юлин. В 13-й год Густава, отец разорился, и, бросив семью, уехал в Париж. В январе следующего года умерла его мать. Карла Густава берут под опеку довольно влиятельные родственники по материнской линии.  Поскольку для «финляндцев» - аристократов в Российской Империи был только один путь - военная карьера, по совету родственников, в  1882 г. 15-летний барон поступил в Финляндский кадетский корпус  в Хамине. Однако он учится плохо, а весной 1886 г. исключается  из корпуса за самовольную отлучку.


В 1881 г. сбежавший из-за долгов барон-отец пишет письмо своему сыну Густаву, ставя в пример ему недавно умершего президента США, явно давал понять, по словам  биографа К.Г. Маннергейма, Э. Иоффе,  что отныне сын должен рассчитывать только на свои силы, если хочет добиться успеха в жизни. Какое-то время юный барон «лоботрясничает», а потом в нем «что-то» происходит. Карл Густав, перефразируя его биографов, берет себя в руки, и начинает делать военную карьеру, решая поступить в Николаевское кавалерийское училище в Санкт-Петербурге, чтобы поступить на службу в кавалергардский полк, в чем поддержку обещают ему его влиятельные родственники. Хотя одного этого мало, ведь попасть в самый элитный  полк  российской армии совсем не просто! Помимо титула нужно иметь как военное, так и гражданское образование. Для поступления в училище необходимо сдать университетский экзамен. В течение года Карл Густав занимался частным образом и весной 1887 года сдал экзамены в Гельсингфорский  университет.  Также нужно было хорошо знать  русский язык, поэтому летом того же года Густав отправился к своему родственнику в Харьков. Там он в течение нескольких месяцев изучал язык с преподавателем.

 

На снимке: во время учебы  01
в кавалерийском училище

 

Поступив  в 1887 г. в кавалерийское училище, через два года, в 1889 г. Маннергейм кончил его с отличием и с производством в офицерский чин. Родственники   попробовали  устроить   его в «кавалергарды», но вакансий пока не было, поэтому  Карл Густав был определен  в не менее  знаменитый 15-й  Драгунский Александрийский  полк, расквартированный  в  г.  Калиш (Польша). Таким   образом,    в  Маннергейме   проявились черты  сильной личности:  упорство,    четко поставленная цель, практичность и карьеризм. Эти  черты своего характера он будет демонстрировать  на протяжении всей  своей жизни.


С другой стороны,  выбор военной карьеры, отъезд в 1887 г. в Россию и поступление в  кавалерийское Николаевское училище определились вероятно обстоятельствами, чем способностями и склонностями Карла Густава Маннергейма.


Часть 1. На службе царской…(1989-1917)


С 1889 по 1917 гг. Маннергейм находится на службе в российской императорской армии, постепенно поднимаясь по карьерной лестнице. В Калише он служит  в 1889—1890 гг. В 1891 г.  совместными усилиями Карла Густава и родственников, желанная цель достигнута: 20 января 1991 г. он  зачислен в Кавалергардский полк, который охранял спокойствие  российских  императоров и их окружение. Через год он женится на  Анастасии  Араповой, невесте с богатым приданым и влиятельным отцом.


Биографы Маннергейма спорят: была ли это  любовь или  весьма практичное решение финансовых проблем бедного барона, ведь служба в  «придворном» полку стоила много денег: выезды, приемы  и. т.д.,  «нужно было соответствовать». Густав заводит породистых лошадей, которые начинают брать призы на скачках и смотрах, зачастую в качестве наездника выступает сам Маннергейм. Именно в это время и появляется  образ рыцаря Маннергейма на белом коне. Так в стихах его называют сослуживцы- «… скачет наш Густаф…».


В 1893 г. рождается дочь Анастасия, в 1894 г. при родах умирает сын. В отношениях супругов появляется разлад. В 1895 г. Густав заводит свой первый роман с 40-летней графиней Елизаветой Шуваловой (Барятинской), с которой будет долго поддерживать романтическую связь. 14 мая 1896 г. Карл Густав возглавляет вместе со своим однополчанином коронационную процессию Николая II. В 1897 г. Маннергейм переводится в Придворную конюшенную часть с оставлением в списках Кавалергардского полка. В конце ноября Маннергейм подбирает для  художника В. Серова лошадей, с которых тот делает эскизы. И с этого  момента Маннергейм сам начинает зарабатывать деньги, торгуя лошадьми. В 1898 г. на скачках он получает тяжелую травму и долго после нее восстанавливается, но продолжает службу, получая свои первые ордена.


Весь 1900 г. прошел в семейных скандалах, т.к. Густав продолжал романы и с графиней Шуваловой, и с артисткой Верой Шуваловой, супруга же устраивала сцены ревности. Летом они покупают имение в Курляндии и Густав развивает бурную деятельность. Но все его начинания идут прахом, семья возвращается в столицу, барон принимается «за старое». В мае 1902 г. Маннергейма знакомят с Тамарой Карсавиной, с которой он поддерживает длительную связь, даже уехав в Финляндию. Также у него был роман с русской, а потом и советской, балериной  Екатериной Гельцер. Существуют легенды, что у них был общий сын,   и связь с сыном и матерью он  поддерживал с помощью финской разведки, даже «нелегально» приезжал в 1924 г. в Петроград, с «предложением руки и сердца». При этом «молодым» было  хорошо за 50!


В 1903 г. супруги Маннергейм фактически расстаются, жена распродает «активы» и с детьми уезжает из России. Барон остаётся с одним  офицерским жалованьем и большим количеством долгов (в том числе карточных). Весной подписан указ о прикомандировании Маннергейма в кавалерийскую школу Брусилова. Здесь Маннергейма назначают командиром учебного эскадрона и членом учебного комитета школы. Этот эскадрон был эталоном всего нового и лучшего в кавалерийской науке. Такое назначение не очень понравилось офицерам постоянного состава школы, они называли барона «гвардейским выскочкой». Действительно, склонность к эпотажу и повышенному самомнению также становятся чертами характера Маннергейма. Однако профессиональные навыки были на высоте и при помощи Брусилова Густав достаточно быстро смог начать «управлять процессами» в школе в нужном ему русле.


Долги, трудности с женой (они не были официально разведены),  романы  создавали Маннергейму массу проблем «в обществе». И тут,  как  нельзя  кстати,  начинается русско-японская война. Для аристократа и гордого человека, «геройская гибель» на войне была,  вероятно,  выходом. Маннергейм едет на фронт в чине подполковника 52-го Нежинского драгунского полка. Длительное время он фактически является тыловым офицером и редко участвует в боевых действиях. Лишь однажды ему удается отличиться в бою у Импеня. За умелое руководство и личную храбрость барону было присвоено звание полковника и увеличение оклада. Затем заключается мир. В ноябре 1905 г. Маннергейм уезжает в Петербург и в декабре узнает, что должность его упразднена, семейные дела выглядели катастрофой. Можно сказать, что Маннергейм снова  оказался у «разбитого корыта». Но он снова взял себя в руки и  снова нашел лучшее для себя решение - уезжает в отпуск по болезни в Финляндию. К такому способу временного «самоустранения», он не раз будет прибегать позднее. Маннергейм  недолго оставался не у дел…


В марте 1906 г. Маннергейм приглашается к начальнику Генштаба, а по совместительству и «шефу» военной разведки генералу Ф. Палицину, который предлагает Маннергейму возглавить секретную  разведывательную экспедицию в Китай для изучения  нового возможного театра боевых действий.  19 июня 1906 г. Маннергейм выехал в Китай, прикрываясь своим «нейтральным» финляндским паспортом, преодолев громадные расстояния, заболевания и другие трудности, 21 декабря 1908 г. представил в Генштабе отчет о её результатах. Ему удалось немало: проехать верхом около 14 000 км, нанести на карту 3087 км пути экспедиции, составить военно-топографическое описание пройденной части Китая, собрать большое количество древностей, провести языковые исследования и т.д. и т.п. Согласно своим воспоминаниям, Маннергейму даже удалось встретиться с далай-ламой. По итогам «азиатского похода» Маннергейм был принят в почётные члены Русского географического общества.


Вероятно, все его жизненные испытания превратили придворного петербургского кавалергарда в   умудренного опытом, жёсткого и прагматичного кадрового офицера, однако не лишенного иных чувств, что он впоследствии и продемонстрировал.


11 февраля 1909 г. он назначается командиром 13-го уланского Владимирского Его Императорского Высочества Великого князя Михаила Николаевича полка с базированием в 40 км  от Варшавы. Подготовка полка была слабой, Маннергейм принялся её выправлять, как он и делал раньше с другими своими подразделениями. В результате через год его полк стал одним из лучших в округе, а умение работать с людьми и личный пример позволили Густаву заполучить в союзники большинство офицеров полка. Э. Иоффе приводит анекдот на тему:  "О, Господи, Боже мой! - вздыхает молодой лейтенант, прослуживший пару месяцев под началом Маннергейма, - вначале я удивлялся выносливости полковника, теперь же - своей!"


Таким образом, Маннергейм приобретал опыт командования крупными воинскими частями. Выходные он часто проводил в Варшаве, в семействе Любомирских. Позднее у него завязался длительный роман с графиней Любомирской. В 1911 г. Маннергейм становится командиром лейб-гвардии Уланского Его Величества полка с присвоением звания «генерал-майора свиты Его Величества», т. е. Карл Густав Маннергейм становится одним из приближенных Императора, а 24 декабря этого же года, назначен командиром Отдельной гвардейской кавалерийской бригады со штаб-квартирой в Варшаве.



На снимке: Маннергейм-офицер     02
русской армии

 

В годы 1-й Мировой войны Маннергейм  командует 12-й «элитной» кавалерийской дивизией, (в которую потом будут включены части, укомплектованные кавказцами,  т. н. «дикой») приобретает ценный полководческий опыт и снова демонстрирует личную храбрость. Хотя и не обходилось и без трений. В одном из боёв,  Маннергейм,  оценив обстановку, провёл так называемую «звёздную атаку». Он  «показал»  австрийцам, что медленно и  основательно наступает   на город  крупными силами  сразу  с   нескольких сторон. Противник,   в спешном порядке начавший перегруппировываться,   пропустил  кавалеристов, прорвавших  в местах, где не было «показано наступление». Влетевшие в город русские посеяли панику в оборонительных порядках австрийцев, которые спешно покинули город, однако в азарте уланы попали под сильный огонь, понеся значительные потери. Среди убитых был штаб-ротмистр Бибиков, любимец высшего женского общества Варшавы. Когда же известие о гибели Бибикова докатились до Варшавы, графиня Любомирская написала Густаву гневное письмо, в котором обвиняла  его в  пренебрежении жизнями офицеров, заведомо обрекая их на гибель своими «необдуманными приказами». Отдельные же высшие штаб-офицеры  наоборот, считали, что Маннергейм уклоняется от боёв с противником. У подчиненных на этот счёт было своё мнение, отличное от «женского» и «высоконачальственного».


За успехи  в августе 1914 г. Маннергейм награжден золотым Георгиевским оружием, орденом Святого Станислава 1-й степени с мечами, получает «мечи»  к уже имеющемуся ордену Святого Владимира 3-й степени, а  18 декабря 1914 г. награждается Георгиевским крестом. «Георгия», как «солдатского», так и «офицерского»,  как известно, в императорской армии за «просто так» не давали… Командир 12-й кавалерийской вместе со своими подчиненными участвует в «Великом отступлении» 1915 г., в Брусиловском прорыве 1916 г., обороне Румынского фронта. Потом случается Февральская революция, которую убежденный монархист Маннергейм воспринял крайне негативно.


В августе 1917 г., полученный в Китае, «манчжурьский ревматизм» скрутил генерала, и он был отправлен на лечение в Одессу. Здесь он, согласно своим воспоминаниям, увидел начало разложения армии и распада Империи, а осенью 1917 г. это привёло Маннергейма к мысли об уходе с военной службы. Последней каплей, по воспоминаниям, послужил арест его офицера несколькими солдатами за монархические разговоры. Маннергейм апеллировал к комиссару Временного правительства, который освободил офицера и объявил о «наказании» незаконно арестовавших его солдат, которое свелось к тому, что солдаты были временно переведены в другую часть, но, «после понесения наказания у них будет право вернуться в полк». Маннергейм считал, что «командир, который не может защитить своих офицеров от насилия», не может оставаться в армии. Последовавший вскоре вывих ноги в результате падения с лошади дал Маннергейму удобный предлог для того, чтобы под видом  лечения снова уехать в отпуск. В сентябре 1917 г, он добился своего перевода в резерв, с формулировкой «военачальник, неприемлемый в сложившихся условиях». По мнению автора, Маннергейм считал российскую армию распавшейся и фактически  дезертировал из нее. Он опять поступал прагматично, но с соблюдением «внешних» приличий.


Таким образом, русский период в жизни Маннергейма заканчивался и начинался финский. В декабре 1917 г. он принимает окончательное решение  покинуть  Россию и вернуться в Финляндию. В своих воспоминаниях он писал, что несколько дней до отъезда и при пересечении «финской границы» был вынужден скрывать, что он офицер и только счастливый случай спас его. 18 декабря Маннергейм попадает в Хельсинки. Как пишет Олег Киселев, он же «слон 76», на страницах своего «ЖЖ», «пока человек добирался до Хельсинки, Финляндия объявила о своей независимости от метрополии. Узнав об этом, человек, в присущей ему решительной манере», в январе 1918 г., отправил в Россию формальное прошение об отставке, когда  фактически  уже  не было ни  Империи ни её армии…

 

продолжение следует

 

Александр Терновский                                                                                                               выпускник Историко-архивного института РГГУ

 

 
Поделись с друзьями!

Комментарии
Сортировать по: 
Результатов на страницу: 
 
  • Здесь еще нет комментариев
Действия
Голосование
7 голосов
Избранные Статьи
Статистика
В течении 947 дней с момента публикации данная статья просмотрена 2091 раз.

Самое читаемое:

  • Осмысление революции 1917 года и ее итогов поможет нам лучше понять нынешнее положение России на пути строительства свободного демократического государства.
  • Многие летописцы, а за ними и историки заклеймили Олега Рязанского предателем. Но, похоже, пришло время пересмотреть известные исторические факты...

Высокий рейтинг:


Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС77-46973 от 14.10.2011г.

Знакомое лицо, 2017 ©.

.